Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери

Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери

Фулканелли проводит параллель меж собором Парижской Богоматери и его символическими изображениями и известным алхимическим трактатом, в каком нет ни одного слова, — Mutus Liber. Персонификация алхимии в виде дамы на портале собора представляет собой, на самом деле дела, титульный лист, объявляющий о природе укрытых снутри книжки загадок. (В поздних изданиях работ Фулканелли, осуществлённом Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери в Париже Жан-Жаком Повером, таким эмблемой стала эмблема алхимика и другая — его ученика, Эжена Канселье.) Ворачиваясь к теме Девы Марии, либо Мамы (ср. лат. Mater, matrix), Фулканелли утверждает, что она — не кто другая, как Первоматерия — земля в своём первичном хаотическом состоянии, потому она рассматривалась как Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери вечно беременная и представляла собой незапятнанное творение Бога. Он подчёркивает, что, согласно тексту Библии, Мария происходила от семени Иессеева, а на иврите «иес» значит огнь. Принимая его за солнечный огнь, он утверждает, что имя Иисуса, таким макаром, синонимично огню — солнцу (и отпрыску) Божьему. Аргументация Фулканелли, рассказывающего о значении готического символизма Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери и его алхимических коннотациях, ни при каких обстоятельствах не является случайной. Он неоднократно цитирует классиков алхимии — Бернарда Тревизанского, Дионисия Захария, Никола Фламеля, Василия Валентина, Соломона Трисмосена,[193] Артефия, Иовиана Понтания, Филалета, Космополита,[194] Арнольда из Виллановы, Раймонда Луллия, Гебера, Кунрата,[195] Рипли, Килиани[196] и Камбриеля.[197] Он пишет, что на фундаменте фасада собора под Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери 3-мя порталами высечены в камне истинное заглавие Первоматерии, процедура получения Потаенного огня и пошаговое описание изготовления Эликсира от первого прокаливания до конечной варки. Но, замечает он, «дабы придерживаться определённой системы», изображения следует рассматривать по порядку. В этих словах содержится прозрачный намёк на то, что в Величавом Делании операции совсем не Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери непременно следуют в обозначенном порядке. К огорчению, в рамках данной работы у нас нет способности шаг за шагом проследить за предпринятым Фулканелли анализом каменных барельефов собора Парижской Богоматери. Только самостоятельное углублённое исследование книжек Фулканелли поможет вам обрести верное осознание описываемых им алхимических процессов. И всё же в одном куске Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери он даёт очень принципиальный ключ к осознанию универсального духа, «воплотившегося в минералах», по его словам, «под алхимическим именованием Серы», который «составляет начало (principe) и есть действующий агент всех железных тинктур». Дальше он предупреждает:

«Но этот дух… можно получить, только разложив то, что естество в их до этого сосредоточило. Потому Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери, если хочешь выделить душу, жизнь металла и небесную Росу, заключённую в теле, необходимо, чтоб оно разрушилось, было распято и умерло. И эта квинтэссенция, перелитая в незапятнанное, неподвижное (fixe), кропотливо обработанное тело, даст рождение новенькому, более совершенному, ежели его составляющие, творению. Тела друг на друга не действуют Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери, один только дух активен и деятелен».

Сразу после чего Фулканелли замечает, что Томас Корнель в своём «Словаре искусств и наук»[198] упоминает самоназвание розенкрейцерских величавых мастеров — Freres de la Rosee Cuite, Братья прокалённой росы, указывая, что «они сами расшифровывали так 1-ые буковкы наименования собственного ордена: F. R. С.». Фрэнсис А. Йейтс в «Розенкрейцерском Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери просвещении»[199] ссылается на эту интерпретацию наименования розенкрейцерского ордена. Но говоря о теории, она отмечает, что его происхождение от латинских слов ros (роса) и crux (крест), «имеющих алхимические ассоциации с росой как (предполагаемым) растворителем золота и крестом как эквивалентным обозначением света», следует признать очень непонятным. Дальше она адресует читателя к Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери книжке Джеймса Кроссли «Дневники и переписка доктора Джона Уортингтона».[200] Фулканелли же добавляет:

«Мы бы подробнее тормознули на этом очень принципиальном предмете и проявили, как Майская Роса (Майя была мамой Гермеса) — животворная влага месяца Марии, Девы-матери — просто выделяется из особенного (particulier), всеми презираемого вещества (corps), чьи характеристики мы ранее Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери обрисовывали, но здесь появляется неодолимая преграда. Мы подошли к самой главной тайне Делания, и клятва не позволяет нам её разгласить».

Особо интересующимся данной темой я рекомендую пристально изучить то, что Фулканелли гласил ранее о молоке, крови и «материи Мудрых». Фулканелли также упоминает «Verbum dimissum Тревизана, утерянное Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери слово средневековых франкмасонов», которое «надеялись найти все герметические Братства».

Сухой путь

Фулканелли утверждает, что декор портала святой Анны показывает «самый резвый из практических путей нашей Науки» — загадочный Сухой путь, который еще резвее и не таковой дорогостоящий, но куда более сложен в выполнении, чем обычный Мокроватый путь, о котором мы гласили Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери в предшествующей главе. Он цитирует книжку Грийо де Живри «Великое Делание» (Paris, Chacornac, 1907):

«Взгляни на статую правого портала собора Нотр-Дам де Пари, на епископа, возвышающегося над алуделем,[201] где возгоняется и оседает по бокам философская ртуть. Становится ясно, откуда берётся сакральный огнь. Капитул, по стародавней традиции оставляя эти врата Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери круглый год закрытыми, показывает, что это необыкновенный путь (voie non vulgarie), неизвестный массе, путь, созданный для маленького числа избранников Мудрости».

В примечании Фулканелли докладывает: «В римском соборе св. Петра есть такие же врата — их зовут священными, либо юбилейными. Эти золочёные врата заложены камнем. Папа открывает их ударами молотка раз в Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери 20 5 лет, так что ворота бывают открытыми четыре раза в столетие». Дальше он пускается в описание того, как прекрасная резьба по камню собора Парижской Богоматери, нижний пояс которой, по его утверждению, некогда нёс Герметический символизм, была искалечена так именуемой реставрацией. Так изображенные на пьедестале дракон и украшенный тройной короной Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери молодой правитель — известнейший герметический знак — были изменены флористическим орнаментом в романском духе. Тут ярко появляются мотивации Фулканелли как настоящего философа-герметиста. Он, а именно, отмечает, что алхимик Франсуа Камбриель от лишнего, может быть, рвения сфальсифицировал изготовленное им описание скульптуры святого Маркелла, расположенной как раз над нижним поясом. Фулканелли пишет: «Наша Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери наука так же достоверна, так же базирована на фактах и точна, как оптика, геометрия либо механика; её результаты так же ощутимы, как, допустим, в химии. Не будем забывать, что плутовство охочих до золота суфлёров, глупые деяния шарлатанов, несуразные домыслы несведущих писак подорвали доверие к герметическим правдам. Нужно отлично Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери разбираться в вопросе и чётко излагать свои взоры. Каждое слово должно быть взвешено, любая идея предана кропотливому анализу. Алхимия нуждается в очищении — а загрязняли её иногда даже её приверженцы — от этого она только окрепнет и станет здоровее, не утратив никаким образом ни очарования, ни собственной загадочной притягательности». Эту главу, посвящённую Ил. 13. Алхимия. Собор Парижской Богоматери собору Парижской Богоматери, Фулканелли завершает рассказом о красочном гербе, приписываемом святому Фоме Аквинскому. Изображение герба приводится в книжке, а в описании Фулканелли показывает блестящее познание символического языка геральдики и его связей с алхимическим искусством.


ilya-ilin-zamestitel-predsedatelya-soveta-po-detskoj-literature-i-iskusstvu.html
ilya-muromec-i-solovej-razbojnik.html
ilya-prorok-perun-majtrejya.html