Или террористического сообщества

1. Создание террористического общества, другими словами сплоченной организованной группы (террористической организации) для совершения террористической акции, а равно управление таковой группой либо входящим в него структурным подразделением, или создание объединения организованных групп, объединения организаторов, управляющих либо других представителей организованных групп (террористического общества) в целях разработки планов либо критерий для совершения злодеяний террористического Или террористического сообщества нрава, предусмотренных статьями 205, 2051, 206, 211, 277 и 360 реального Кодекса –

Наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества либо без такой либо бессрочным лишением свободы.

2. Роль в террористической организации либо в террористическом обществе –

Наказывается лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества либо без такой.

3. Деяния Или террористического сообщества, предусмотренные частями первой либо 2-ой истинной статьи, совершенные лицом с внедрением собственного служебного положения, –

Наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до 20 лет с конфискацией имущества либо без такой либо бессрочным лишением свободы».

Вышеуказанные резоны представляются неубедительными. Сходу появляется вопрос, почему, если кроме статьи 210 УК РФ, вправду очень Или террористического сообщества изредка применяющейся на практике, ввести специальную статью об ответственности за компанию террористической организации (террористического общества), то она станет применяться намного эффективнее. Было бы очень доверчивым ложить на такового «брата-близнеца» бо́льшие надежды. Таким макаром, следует согласиться с уже высказанным в науке воззрением, что в УК РФ имеется ряд статей, которые своими Или террористического сообщества признаками обхватывают создание террористических сообществ (организаций) и групп, в связи с чем введение специальной нормы об ответственности за компанию схожих криминальных объединений просто нецелесообразно.

В Федеральном законе от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» говорится об экстремистской организации – «общественном либо религиозном объединении или другой организации, в отношении Или террористического сообщества которых по основаниям, предусмотренным реальным Федеральным законом, трибуналом принято вступившее в легитимную силу решение о ликвидации либо запрете деятельности в связи с воплощением экстремистской деятельности». Но другим Законом, датированным тем же числом, была установлена уголовщина не только лишь за компанию деятельности экстремистской организации (ст. 2822 УК РФ), да и Или террористического сообщества за компанию экстремистского общества (ст. 2821 УК РФ). При этом описание данной криминальной формы осуществлено в диспозиции ст. 2821 УК РФ с помощью уголовно-правового термина «организованная группа». Опять появляется вопрос: чем является экстремистское общество – разновидностью организованной криминальной группы (ч. 3 ст. 35 УК РФ) либо криминального общества (ч. 4 ст. 35 УК РФ Или террористического сообщества)? Безусловно, такая двусмысленность более чем нежелательна: интересы борьбы с организованной преступностью требуют очень точных, конкретных законодательных формулировок.

Видимо, законодатель, лишив самостоятельного уголовно-правового значения понятие «преступная организация», вообщем не был должен указывать его в УК РФ. С теоретической точки зрения, естественно, можно доказать применение этого понятия тем, что криминальная организация Или террористического сообщества – это более совершенная в организационно-структурном плане криминальная группа («трансформировавшаяся» из устойчивой в сплоченную группу). Но, с практической точки зрения, грань меж организованной группой и криминальной организацией провести нереально либо, по последней мере, очень проблемно. С этих позиций выигрышнее, чем в действующем УК РФ, был решен вопрос о формах соучастия в Или террористического сообщества Модельном Уголовном кодексе для стран – участников СНГ. В данном законопроекте криминальная организация вообщем не упоминалась, а криминальное общество в ст. 38 («Совершение злодеяния группой лиц либо криминальным сообществом») определялось как «сплоченное объединение организованных криминальных групп с целью получения нелегальных доходов».

Нелишне напомнить в этой связи, что ни забугорные уголовные Или террористического сообщества законы, ни международно-правовые акты тщательно не дифференцируют организованные криминальные формирования на виды, видимо, во избежание сложностей при отграничении, терминологической неурядицы. Так, в Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. (подписана от имени Русской Федерации в городке Палермо 12 декабря 2000 г.) употребляются на самом деле только два Или террористического сообщества понятия: «организованная криминальная группа» (структурно оформленная группа в составе 3-х либо более лиц, существующая в течение определенного периода времени и действующая согласованно с целью совершения 1-го либо нескольких суровых злодеяний либо злодеяний, общепризнанных такими в согласовании с Конвенцией, с тем чтоб получить, прямо либо косвенно, финансовую либо иную Или террористического сообщества вещественную выгоду) и «структурно оформленная группа» (группа, которая не была случаем образована для незамедлительного совершения злодеяния и в какой не непременно формально определены роли ее членов, оговорен непрерывный нрав членства либо сотворена развитая структура).

В теории уголовного права уже обращено внимание на то, что более уязвимым звеном в законодательной формулировке Или террористического сообщества криминального общества (криминальной организации) является определение его средством другой формы соучастия – организованной группы – устойчивой группы лиц, заблаговременно объединившихся для совершения 1-го либо нескольких злодеяний (ч. 3 ст. 35 УК РФ). При всем этом законодатель выделяет два дополнительных признака таковой группы: сплоченность и специальную цель – совершение тяжких либо особо тяжких злодеяний. Тем, основными разграничительными Или террористического сообщества признаками организованной группы и криминального общества (криминальной организации) выступают, соответственно, «устойчивость» и «сплоченность». Нельзя не созидать оценочного подхода к определению этих определений, которые к тому же образуют два слова-синонимы. Для сопоставления: согласно словарю С. И. Ожегова, смысловое значение слова «устойчивый» – «не подверженный колебаниям, неизменный, стойкий, твердый», а «сплоченный Или террористического сообщества» – «дружный, единодушный, организованный». Это нарушение правил законодательной техники, что, в свою очередь, делает суровые, иногда неодолимые трудности в правоприменительной деятельности.

Анализ постановлений и объяснений Верховного Суда РФ подтверждает тезис о неудачности выделения в УК РФ в качестве разграничительных признаков стойкости и сплоченности. Например, посреди критериев стойкости организованной Или террористического сообщества группы Пленум Верховного Суда РФ выделяет: стабильность ее состава, тесноватую связь меж ее членами, согласованность их действий, всепостоянство форм и способов криминальной деятельности, продолжительность ее существования и количество совершенных злодеяний, техно оснащенность. К показателям сплоченности Верховный Трибунал относит: наличие закоренелых связей, организационно-управленческих структур, денежной базы, единой кассы из взносов от Или террористического сообщества криминальной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил отношений и поведения с санкциями за нарушение неписанного устава криминального формирования. Как видно, многие из обозначенных критериев являются, на самом деле, взаимопересекающимися и потому не заносят достаточной ясности при отличии организованной группы от криминального общества (криминальной организации Или террористического сообщества).

Рассматриваемая неувязка дискуссируется не только лишь в теории, да и практиками самого высочайшего уровня. По словам Министра внутренних дел РФ Р. Нургалиева, «используемые в уголовном законе для свойства организованной преступности такие признаки, как «сплоченность» и «устойчивость», не являются надежными индикаторами. К огорчению, в нашем законодательстве они являются оценочными и Или террористического сообщества носят часто личный нрав. Это приводит к ошибкам как в квалификации самого злодеяния, так и действий соучастников».

По нашему воззрению, как аспект внутреннего, социально-психологического уровня организованной криминальной структуры, сплоченность (т. е. общность ее участников в реализации криминальных целей; монолитность, стойкая спаянность, единение вокруг решения определенных задач в сфере противоправной деятельности) выступает Или террористического сообщества важной чертой не только лишь криминального общества (криминальной организации), да и хоть какой организованной группы. Более того, принимая во внимание то событие, что в более больших и функционально развитых криминальных обществах (криминальных организациях) отдельные их члены (в силу конспиративности соответственной структуры, других обстоятельств) могут даже не Или террористического сообщества знать о существовании друг дружку, гласить о сплоченности такового общества (организации), по последней мере, о ее личной, психической стороне, навряд ли правомерно. С этих позиций признак сплоченности охарактеризовывает в основном организованную группу, чем криминальное общество (криминальную компанию).

Беря во внимание вышеизложенное, предлагаем лишить признак сплоченности самостоятельного уголовно-правового значения и рассматривать ее Или террористического сообщества только как аспект стойкости организованной группы.

В ч. 4 ст. 35 и ст. 210 УК РФ указывается таковой личный признак криминального общества (криминальной организации), как цель сотворения – совершение тяжких либо особо тяжких злодеяний. Таким макаром, криминальным обществом (криминальной организацией), согласно действующему уголовному закону, можно признать только такое формирование, которое вначале, с Или террористического сообщества момента собственного сотворения преследовало цель совершения не всех предумышленных посягательств, а только определенной тяжести – тяжких и (либо) особо тяжких (см. таблицу 1).


Таблица 1. Тяжкие и особо тяжкие злодеяния по УК РФ


stat.txt
iisus-otvechaet-kak-za-hristianskuyu-tak-i-za-iudejskuyu-cerkov-ili-majtrejya-a-ne-iisus-teper-messiya-evreev-aprel-85.html
iisus-trebuet-takogo-zhe-pochitaniya-kak-bog.html