Илья  Варшавский Теоретик - страница 7

Илья  Варшавский Теоретик - страница 7

     – Отлить нужно, – произнес юноша в свитере. Андрей вызнал его надтреснутый глас.
     – Да ты мне там все обоссышь. Для тебя чего, моря не много?
     – Это точно, – заржал юноша. – Могу обоссать.
     Андрей услышал, как он придвинулся к Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 борту, цепляясь ногами за какие-то предметы и матерясь при всем этом. Позже забулькало – юноша мочился прямо с борта катера. Отдуваясь, произнес:
     – Девку желаю.
     – Не много ли чего ты хочешь, – фыркнул Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Кудря. – Сиди, хотельник.
     – Желаю, – заупрямился юноша. – И помоложе чтобы.
     – Лялька твоя не девченкой была.
     – Ты снова? – в голосе парня зазвучал металл.
     – Хорошо, проехали. А с девчушками перетопчешься! Чтоб позже мои пацаны снова Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 за тобой сор подметали? Они, естественно, ребята исполнительные, кого велено замочат, а только лишнюю мокруху им на себя вешать тоже ни к чему. И в землекопы они не нанимались.
     Юноша Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 в свитере зло хохотнул:
     – Ко мне не нанимались, они по твоей указке могилы копают. А мокруха... Одной больше, одной меньше, все равно вышак! Что мне, что им.
     – Кончай базарить, – рассвирепел Кудря и здесь же Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 сдержал себя, произнес дружелюбно: – Давай выпьем.
     – За меня? Наливай.
     Андрей повел плечами, сбрасывая напряжение, и поглядел на огонек зажигалки. Больше ему тут делать было нечего.
     Он покинул катер так же беззвучно Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, как и просочился на него. Балтийская вода снова обожгла холодом. Под причалом он чуток задержался, чтоб глубокими вдохами провентилировать легкие, и опустился в воду с головой.
     Вынырнул Андрей далековато от катера Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Было уже совершенно мрачно, и он не страшился, что его увидят. Добравшись до решетки, он выкарабкался на сберегал и, усмиряя зубовный стук, стал одеваться. Натянув рубаху, ветровку и куртку, он стащил брюки, выдавил их, опять Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 надел. Носки. Башмаки. Зашнуровав их, он вытер панамой лицо, пригладил волосы и, не запамятывая об осторожности и «мертвых зонах», стал удаляться от берега.
     Он не знал, сколько еще ожидать – минутку, две, 5, и Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 есть ли смысл ожидать вообщем. Не достаточно ли какая случайность: газа в баллонах возможно окажется недостаточно, чтоб застелить пол каюты до подходящего уровня; зажигалка может потухнуть, подделка все-же, это Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 на родные «Зиппо» дается бессрочная гарантия, а здесь свойства никто не обещает, так что может и потухнуть...
     За спиной громыхнуло. Андрей обернулся. Над притаившимся меж соснами забором вставало багряное зарево. Громыхнуло снова. Зарево окрасилось Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 желтоватым, небо прочертили горящие метеориты. Секунды спустя по барабанным перепонкам стукнуло с десятикратной силой. Это взорвались топливные баки. Стало светло. Взрывная волна качнула кроны сосен. К небесам взмывали фейерверки обломков «Суперрайдера Илья  Варшавский Теоретик - страница 7». Кликов не было.
     Андрей засунул руки в кармашки куртки. Пальцы задели сигаретной пачки, но у него даже мысли не появилось – закурить, чтоб если не согреться, то попробовать одурачить холод. Он же Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 обещал! Правда, сейчас он нарушил данную не столько Сашке, сколько себе клятву, так на то была весомая причина. И хватит. Так как на данный момент это не необходимость – искушение, слабость. А он должен быть Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 сильным, уверенным внутри себя. Что изготовлено, то изготовлено. И не о чем жалеть.
     Тропинка вывела Андрея к станции. Судя по расписанию, последнюю в сей день электричку следовало ждать через восемь минут Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Очень не достаточно, чтоб заняться еще чем-нибудь полезным: сходить поклониться Анне Андреевне, к примеру. Хотя... Ночь, закрыто кладбище. Жалко.
    
     * * *
     Разбудил его Говард – неудобным движением, полностью объяснимым при таковой тесноте.
     Изможденным янки Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 не смотрелся. Сон – универсальное лечущее средство – плюс «микстура» Андрея пошли ему на пользу. Голову Баро обмотал свернутым в жгут носовым платком, и смотрелась эта повязка красиво – как бандана убежденного рэпера.
     – Как Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 себя ощущаешь?
     Андрей прикоснулся к пластырю на лбу:
     – Терпимо. А ты?
     Баро поправил платок-повязку:
     – Полностью. Желаю поглядеть, что снаружи.
     – Денек.
     Янки ослабил шнуровку и отбросил шторку. Солнечные лучи ворвались под купол Илья  Варшавский Теоретик - страница 7.
     Океан был настроен добродушно. Волны с нежностью передавали плот друг дружке, и он колыхался, как деревенская зыбка, в какой детский сон в особенности крепок. Только время от времени плот содрогался, как будто от Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 руки прикорнувшей и ненамеренно облокотившейся на люльку кормилицы.
     – Передатчик нужно выключить, – произнес Андрей.
     Янки с колебанием посмотрел на него:
     – Думаешь, не дозовется?
     – Ты когда радиобуй включил, еще на «Снежинке»?
     – Да.
     – Считай, две третьих Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 из собственных семидесяти 2-ух часов он уже исчерпал. И сдохнет ранее, чем нас услышат.
     Андрей поделился своими выкладками с Баро, и тот согласился с ними. Да, они оказались в той Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 точке Атлантики, где не бывает кораблей, а небо тут не знает самолетов. Естественно, организаторы Трансатлантической гонки стукнут в набат, утратив связь с яхтсменами, а потом и светящиеся на собственных электрических картах Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 точки, обозначающие «Снежинку» и «Северную птицу», но очень велик сектор поиска, а означает, и очень велика возможность того, что самолеты береговой охраны возвратятся ни с чем: ничего не лицезрели, никого не слышали.
     – Помоги.
     Андрей Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 придержал янки за ноги, когда тот высунулся наружу.
     Баро дастал до маячка на верхушке купола и щелкнул переключателем. Лампочка погасла, и это означало, что радиобуй тоже замолк.
     – Пить охото, – произнес Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Говард.
     – И мне.
     Баро извлек из бортового кармашка плота литровую бутыль, отвинтил крышку и сделал большой глоток. Один.
     Андрей последовал примеру Говарда, тоже не позволив для себя больше 1-го глотка, хотя пить хотелось так, что Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 он просто вылакал бы всю бутылку. Но такая безоглядная роскошь на очень неопределенное будущее им была недосягаема.
     А что у их имеется вообщем – для выживания?
     Через полчаса, проведя инвентаризацию, они могли Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 ответить на этот вопрос:
     – два сборных весла, наподобие тех, что применяются при гребле на каноэ;
     – ручная помпа;
     – ковшик-черпак;
     – две губы для полного осушения пола;
     – ракетница с десятком ракет-парашютиков; две оранжевые Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 дымовые шашки; три бардовых фальшфейера;
     – зеркало, которым можно посылать солнечные кролики;
     – аптечка, посреди содержимого которой были по-настоящему ценные вещи, к примеру, крем против солнечных ожогов;
     – два герметичных пакета с Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 личными документами;
     – два судовых журнальчика;
     – навигационные карты, транспортир, несколько карандашей, ластик;
     – компас;
     – двое водонепроницаемых наручных часов;
     – радиоприемник «мэйд ин Тайвань» (работать отрешается);
     – зажигалка (не работает, что очень расстроило Говарда, у которого нашлась Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 запечатанная пачка сигарет);
     – радиобуй с более чем наполовину севшими батареями;
     – вешка с плавучим якорем;
     – моток капронового шнура;
     – фонарик;
     – фото миссис Баро;
     – ремонтный набор, включающий в себя клей, резиновые заплатки и конические винтовые Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 пробки;
     – коробка со сваленными в нее рыболовными снастями: леской, железными поводками, набором крючков, гуттаперчевой наживой;
     – фанерная доска 5-миллиметровой толщины размерами 40 на 40 см, созданная для разделки пойманной рыбы;
     – кусачки;
     – спринг-найф Говарда;
     – «викторинокс» Андрея;
     – очередной ножик Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 – из снаряжения плота: более всего он напоминал то убогое приспособление для препарации фруктов, которым ничего нереально разрезать, не говоря уж о том, чтоб проткнуть либо порезаться;
     – «космическое одеяло»;
     – обыденное одеяло со Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 «Снежинки», на данный момент влажное насквозь;
     – несколько квадратных метров целлофановой пленки;
     – лебедка-«мельница»;
     – пружинное ружье для подводной охоты;
     – из пищи: килограмм сушеных фиников и столько же упрессованного инжира; две пачки арахиса; одна Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 пачка с орешками кешью; три банки с фасолью, две – с солониной, по одной – с зеленоватым горошком и сладостной кукурузой; большая коробка с жестким, как камень, датским печеньем; 6 пакетиков с крекерами; упаковка из Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 10 плиток шоколада; один раскрошившийся ржаной сухарь, отысканный в кармашке у Андрея;
     – вода: 5 л. в «штатных» пластмассовых бутылках, еще четыре – в запаянных железных банках; 5 малеханьких бутылок с минералкой (было 6, но одну они Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 прикончили прошлой ночкой); всего на круг – ровно 10 л..
     Не густо. Андрей прикинул: если ограничиться четвертью литра воды на человека в денек, тогда они продержатся 20 дней. Но какими они будут, когда на их Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 почерневшие, распухшие языки свалится последняя капля? Глаза ввалятся, животик прилипнет к позвоночнику, тело покроют сотки фурункулов, из разъеденных солью царапин будет сочиться гнойная сукровица. Что и гласить, картина удручающая.
     – Воду нужно сберегать, – вздохнул Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 он. – Агрессивно.
     – Нужно, – согласился Баро. – Двести 50 либо триста?
     – Двести 50.
     – Плюс то, что дадут опреснители?
     – Если дадут.
     В эффективности солнечного дистиллятора, который тоже заходил в стандартное снаряжение плота, Андрей очень колебался Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Стивен Каллахэн, помнится, так с ним намучился, что, поведав об этом, значительно подорвал у яхтсменов веру в опреснители.
     – Но испытать нужно.
     – Непременно. Только поначалу разберемся с предметами колющими...
     – ...и режущими, – окончил янки.
     Это Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 вправду нельзя было откладывать на позже, так как на надувном плоту ножики, стрелы от подводного ружья, даже рыболовные крючки представляют суровую опасность безопасности. Порез либо дырка чреваты тем, что воздух начнет уходить из Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 баллонов и Говарду с Андреем придется без конца подкачивать секции, чтоб камеры не утратили форму. Естественно, всякую дырку можно заткнуть, хоть какой порез – заклеить. Только сделать это будет сложно, так Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 как края отверстия, как явствовало из сумасшедших в собственном оптимизме советов изготовителей, за ранее следовало просушить. По другому клей не схватится. Нет, каково? А если это надувной пол? И даже если надводный борт, но Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 вдруг вокруг шторм? Короче, абсурд. Трудноосуществимый.
     Специально договариваться, что без надобности ножики раскрываться не будут, Андрей и Говард не стали, понимая, что в ситуации, в какой они оказались, неаккуратность и легкомыслие 1-го Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 могут обернуться кончиной обоих. Безвременной, но закономерной. Потому все внимание они уделили рыболовным крючкам и стрелам для подводного ружья.
     Говард распорол один из кармашков на собственном спасжилете и вынул находившуюся в нем пенопластовую Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 пластинку. Отрезав от пластинки необходимое количество кусочков, они вставили в их крючки. Оставшийся пенопласт Андрей при помощи пилки «викторинокса» поделил на три части и уже при помощи шила сделал в их Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 отверстия. В их он вставил зазубренные наконечники стрел.
     Пока трудились, они повсевременно мешали друг дружке, сталкиваясь локтями, коленями. И это при том, что у Говарда был «Эйвон-фаворит», рассчитанный на 6 человек.
     – Когда Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 выбирал, начал с двухместного. Фантастика: тазик, а не плот! Оглядел 4-х местный – корыто. Дошел ранее. Ну, думаю, тут еще можно развернуться. Одному.
     – Извини, что помешал. Планы нарушил.
     – Вообще-то в мои планы дрейф Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 на плоту не заходил, – не принял натужной шуточки Баро. – Но я вправду не способен осознать, как тут могут поместиться 6 человек.
     – В неподвижности, – высказал предположение Андрей. – Плечо к плечу, колени в Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 подбородок. Еще можно в позе лотоса. Ну что, займемся опреснителем?
     Баро достал из самого объемистого бортового кармашка продолговатый мешок и вываливал его содержимое на пол. Сверяясь с аннотацией, Говард взял пластмассовое кольцо Илья  Варшавский Теоретик - страница 7-основание и с натугой воткнул в расположенные по окружности дырки десяток железных спиц. Свободные концы спиц он соединил при помощи специального зажима, вышло что-то вроде вигвама. От зажима вниз тянулись Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 прозрачная трубка и три цепочки. Осторожно надавив на вершину «вигвама» и тем заставив спицы согнуться, Говард надел последние звенья цепочек на приклепанные к кольцу крючки. «Вигвам» перевоплотился в каркас для воздушного шара. После Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 чего Баро приладил в креплениях под кольцом пенал для морской воды, а еще ниже – круглый поддон для воды пресной. Сейчас все это предстояло аккуратненько обтянуть прозрачной эластичной пленкой. Это оказалось самым Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 сложным. Но Говард совладал. В итоге в резьбовое отверстие, имевшееся в поддоне, он ввентил наконечник резиновой кишки, заканчивающейся снова же резиновым мешочком с пробкой.
     Спросил с гордостью:
     – Как?
     – Отлично, – заключил Андрей. – А Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 если к тому же работать будет...
     – Будет!
     Шар в руках Баро был солнечным опреснителем, с помощью которого можно в горячий денек получить более пол литра пресной воды. Налитая в пенал морская вода испаряется Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, конденсат оседает на внутренней стороне сферы, капли стекают в поддон, потом по кишке – в водосборный мешочек. Просто и отлично, жалко, не очень накрепко: для работы опреснителя нужен штиль, по другому соленая вода из Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 пенала выплеснется в поддон – и все старания насмарку. На данный момент, к примеру, они могли выставить опреснитель наружу, закрепив на куполе, разве что опыта ради. Хотя шторм фактически стих, плот Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 все равно поминутно содрогался, очень интенсивно отзываясь на всякую волну.
     Отверстия, прикрываемого шторкой, было недостаточно, но конструкторы предусмотрели возможность уменьшения купола практически на четверть. Для этого было надо... дернуть за веревочку, дверь Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 и раскроется. Но веревочки не было, была хитрецкая система тесемок-завязок, лент-липучек и резиновых уплотнителей. Андрей насилу разобрался во всей этой мешанине, но все таки разобрался и отбросил часть тента в сторону Илья  Варшавский Теоретик - страница 7.
     У него вдруг появилось острое чувство незащищенности. Находясь под пологом плота, он был как будто в убежище, практически неприступном, а на данный момент и он, и Говард – как на ладошки. Было Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 бы кому на их поглядеть...
     – Подстрахуй меня, – произнес Баро.
     Дистиллятор Говард установил на куполе рядом с радиобуем – там для опреснителя была предусмотрена горизонтальная площадка. При помощи бутылки от минералки и прозрачной трубки, идущей Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 от зажима, Баро заполнил пенал морской водой. Заткнул отверстие в зажиме пробкой. Через пару минут сфера утратила прозрачность, помутнела, крохотные капельки появились на ее поверхности. Они соединялись вместе, и вот 1-ый Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 тоненький ручеек скользнул по сфере вниз – к поддону.
     Баро торжествовал, Андрей как и раньше был настроен скептически:
     – Попробуем, какой она будет на вкус.
     – Тогда нужно подождать.
     – Подождем. Времени у нас навалом.
     А Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 сколько конкретно?
     Насчет их местоположения разногласий у Говарда и Андрея не было. Сейчас предстояло узнать скорость их дрейфа к островам Карибского моря.
     Андрей оторвал кусок промасленной оберточной бумаги, в которую были закручены спицы Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 опреснителя, и бросил его в воду.
     – Засекай.
     В момент, когда клочек достигнул вешки с плавучим якорем, Говард посмотрел на часы:
     – Есть.
     Андрей ухватил за трос и стал подтягивать вешку к плоту. Воспользовавшись Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 в качестве линейки разделочной доской, имевшей и сантиметровые, и дюймовые насечки, они измерили длину троса. Она составила 70 футов либо 1/90 мили. Зная время, за которое плот проходит 70 футов, методом легких вычислений они обусловили скорость плота Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 относительно воды – 8 миль. К этому прибавили среднюю скорость передвигающегося на Запад Северного экваториального течения, равняющуюся 9 милям в день, и получили очень умеренную общую скорость дрейфа – 17 миль.
     – Пожалуй, можно убрать плавучий якорь, – произнес Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Андрей. – Океан позволяет.
     – И ветер попутный, – добавил Говард.
     Так они и поступили, после этого отпустили вешку на всю длину троса и вновь провели вычисления. Без подводного «тормоза» скорость плота возросла Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 до 26 миль в день. Правда, плот стало посильнее потряхивать на волнах, а иногда крутить вокруг собственной оси. Но если с первой неувязкой они ничего поделать не могли, то со 2-ой совладали благодаря типичным Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 швертам – опущенным вертикально в воду лопастям весел.
     Накрепко закрепив их, они в 3-ий раз провели измерения. Сейчас их скорость составляла 34 мили в день. Естественно, примерно. Естественно, так будет не всегда. Она может свалиться Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 до скорости течения, если снова начнется шторм и придется кинуть плавучий якорь, но она может и возрасти, если усилится попутный ветер. Но если принять за среднюю величину 25 миль в день Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, это означает...
     Говард развернул карту.
     – Месяц, – изрек он, для начала беззвучно пошевелив губками и поводив пальцем по хрустящему листу, на котором было настолько не мало всех цветов голубого цвета, и прискорбно не Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 много желтоватого и кофейного. – А если перескочим Антильские острова либо снесет севернее 18-й широты, вообщем непонятно сколько.
     – Ничего не понятно, – произнес Андрей.
    
    
     Глава 10
    
     Российский нравился ему меньше и меньше. Он ему не Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 нравился совершенно. Слова, жесты, манера теребить пальцами изуродованное ухо – все вызывало раздражение.
     Горбунов отвечал ему этим же. И уже не скрывал собственной неприязни.
     Вчера у их вообщем дошло до драки...
     С утра Говард нашел Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, что вздулась одна из 2-ух оставшихся банок с фасолью. Естественно, это была значимая утрата, но с ботулизмом не шутят, потому он взял банку и желал выкинуть ее за борт Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Горбунов схватил его за руку:
    
     – Для чего?
     Говард не ответил. Разве не видно, как выперло донышки?
     – Есть можно, – убежденно проговорил Горбунов.
     – Небезопасно.
     – Не хочешь – не ешь.
     – Отравишься.
     – Дай сюда.
     Российский желал отобрать Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 банку, но Говард отвел руку. Банка бултыхнулась в воду.
     – Дерьмо! – Горбунов сжал кулаки.
     – Заблюешь здесь все, – произнес Говард.
     Российский стукнул. Говард увернулся, совсем автоматом применив один из приемов суй-но ката. Горбунов качнулся вперед Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, чтоб схватить Говарда за гортань. Надувной пол прогнулся, Андрей растерял равновесие и только потому промахнулся. Его руки уперлись в грудь Говарда.
    
     – Идиот, – прошипел Говард и смазал ладонями российского по ушам Илья  Варшавский Теоретик - страница 7.
     Горбунов схватился за голову:
     – Кретин. Больно же!
     – Не возлагай надежды, просить прощения не буду. – Говард облизал шершавым языком сухие губки. – Сам полез.
     Горбунов встал на колени, облокотился о борт и стал глядеть в воду, как Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 будто желал пронзить взором невообразимую океанскую толщу и рассмотреть то место на деньке, где лежит на данный момент разнесчастная банка с консервированной фасолью.
     Успокоился, похоже. Говард вновь провел языком Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 по губам. Как будто ратфилем. Слюны во рту не было – организм не мог позволить для себя настолько щедрого расхода воды. Только кое-где у основания языка скопилось незначительно склейкой горькой массы. Говард сделал глотательное Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 движение, но протолкнуть вовнутрь этот мерзкий комок не сумел. Пустой желудок стал сокращаться, да и рвота была для него непозволительной роскошью.
     Откашлявшись, Говард посмотрел на часы. Еще 40 минут, до того Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 как он сумеет испить глоток воды.
     От тех припасов, что были на плоту, не достаточно что осталось. По взаимному согласию они решили сберечь две последние запечатанные банки на самый последний случай, обходясь тем Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, что сумеют добыть, вырвать, вымолить у океана и неба.
     Опреснитель работал все ужаснее. Пленка, натянутая на каркас, от солнца и соленых брызг становилась хрусткой, в ней появлялись микротрещины, из-за которых производительность дистиллятора непреклонно Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 падала. Также выяснилось, что даже при маломальском волнении морская вода из пенала не столько испаряется, сколько выплескивается, смешиваясь со стекающей со свода пресной водой.
     Такую смесь пить было нереально. Это было Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 равносильно тому, что пить забортную воду. А от этого опыта Говард и Андрей сходу отказались. Хотя Ален Бомбар, общепризнанный авторитет в области выживания на море, утверждал оборотное после плавания через Атлантику, большая Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 часть профессионалов с ним не согласны: морская вода приносит только временное облегчение, к тому же она выводит натрий, в итоге чего ткани теряют воды больше, чем выпито, и тело преобразуется в иссохший Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 труп. Если же умирающий продолжает упорствовать, то этим он только приближает погибель от нефрита, когда, не совладав с солями, отказывают почки.
     Оставалось надеяться на дождик. На шестнадцатый денек дрейфа тучи заволокли небо, шквалистый Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 ветер взрыхлил безмятежную до того гладь океана, вода из зелено-синей стала темной. Черная полоса дождика протянулась от туч к нацепившим барашковые воротники волнам. И эта полоса приближалась...
     Плот подбрасывало Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, пробовало завертеть. Шверты-весла уже не управлялись со своими обязательствами, и Говард занялся установкой плавучего якоря. Андрей же достал целлофановую пленку и торопливо – тропические ливни скоротечны, – стал сооружать из нее воронку Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, чтоб набрать дождевой воды.
     Полоса дождика подкрадывалась все поближе. Вот 1-ые томные капли застучали по куполу плота. Говард придерживал край пленки, задрав ввысь голову и обширно открыв рот. Капли перевоплотился в тугие нити, позже в Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 веревки... Жаль, что не в канаты.
     – Ровнее держи, – кликнул Горбунов.
     Российский старательно ловил бутылкой струящуюся с пленки воду. Завернул крышку, схватил вторую бутылку, за ней – третью. В тот счастливый Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 денек они пополнили свои припасы на 6 л..
     Когда полоса дождика их миновала, они собрали губами воду с пола и отжали ее в консервные банки, которые использовали заместо кружек. Но в кружках оказался незапятнанный Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 яд, так им во всяком случае показалось. Плот так нередко заливало волнами, что все находящееся на нем покрылось налетом соли, отравившей драгоценную жидкость.
     Больше таких сильных дождиков не выпадало. Время от времени Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 на небе появлялись легкие перистые облачка, еще пореже они смыкались, превращаясь в белесое покрывало, но даже наброшенное на солнце оно не могло умерить его бесжалостный жар.
     Только раз, на 20 3-ий денек дрейфа, «покрывало» не Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 истаяло под лучами, а, напротив, набрало плотность, стало сероватым. Андрей и Говард снова приготовили «воронку», но дождика не дождались. Ну, не именовать же дождиком ту до одури приятную взвесь, которой Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 был пропитан воздух.
     Ни одной капли не скатилось с пленки в горлышко бутылки, зато люди испытали облегчение даже большее, чем во время ливня. За 10 минут тот только омыл их тела, а на Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 данный момент больше часа их кожа скупо впитывала воду. И напиталась ею так, что на последующее утро, когда солнце снова безраздельно правило над миром, занимавшийся разделкой рыбы Говард с изумлением сообразил, что Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 взмок. Это было внезапно, это было ново, вспоминая о его обезвоженном теле.
     Говард снова поглядел на часы – 30 минут. Он представил, как вода стекает по языку, как она голубит гортань. 30 минут – это целая Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 вечность!
     Не поворачивая головы, Андрей нашарил рукою подводное ружье. Говард застыл. Он знал, что это значит.
     У их осталась одна стрела-гарпун, виновницами пропажи 2-ух других были акулы. Когда на 3-ий Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 денек пути они узрели рядом с плотом треугольный плавник, то были быстрее удивлены, чем испуганы. Акула, ну нужно же!
     Акула закладывала круги вокруг плота. Ее веретенообразное, длиной менее 2-ух метров тело было прототипом Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 изящества и родства с аква стихией. Так длилось минут 10, потом акула в один момент изменила направление и пропала под плотом.
     Рывок! Акула просто могла полоснуть зубами бортовой баллон, но, по счастью, ее внимание Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 привлек «мешок остойчивости», болтающийся под плотом. Превратив его в лохмотья, акула возвратилась на начальную позицию и опять стала выписывать круги. Может быть, она готовилась к новейшей атаке.
     – Привяжи, – тихо произнес Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Говард, видя, что Андрей уже заправил стрелу в ружье.
     Горбунов схватился за моток капронового шнура, откинул его – слабоват. За секунду распустил узел на вешке, высвобождая трос, и уже им обмотал ручку ружья. Позже натянул пружины Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, прицелился и надавил на спуск.
     Взвизгнув, стрела вонзилась в спину акулы. Несколько секунд та никак не реагировала, позже рванулась и ушла в глубину, оставив в руках Андрея ружье с болтающимся у Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 пружин клочком толстой сверхпрочной лески, которой стрела крепилась к ружью.
     Больше акула в тот денек не появлялась – навряд ли ужаснулась, навряд ли была серьезно ранена, скорее всего, у нее просто нашлись более Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 принципиальные дела.
     Неделю спустя леска выдержала, но у самого наконечника сломалось древко. Наименьших размеров, чем предшественница, акула была настроена дружелюбно и не пробовала проверить баллоны на крепкость. Она подплывала снизу Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, переворачивалась на спину и игриво терлась брюхом о днище плота. Но это было более небезопасно: шершавая акулья шкура сравнима с крупнозернистой наждачкой, так что подобные «нежности» полностью могли окончиться дыркой. Андрей перегнулся через Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 борт, опустил конец ружья в воду, чтоб поверхностное преломление не воспрепядствовало ему прицелиться, и выстрелил.
     Так они утратили вторую стрелу и решили не жалеть последнюю, если намерения у третьей акулы будут настолько Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 же брутальные либо такие же «доброжелательные». В конце концов, у их есть рыболовные крючки...
     Но судьба распорядилась по-другому: одна за другой лопнули пружины, потому Андрей просто привязал стрелу к ружью Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, превратив его в острогу. На данный момент это суровое «оружие» он и подтягивал к для себя.
     Говард не шевелился, опасаясь спугнуть неосмотрительно приблизившуюся к плоту рыбину.
     Андрей поднял гарпун, позже стал медлительно опускать его. Когда Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 плотоядный наконечник коснулся воды, он резко опустил руку вниз.
     – Есть!
     Вода кипела, вздымалась радужными каскадами, расцвеченными солнцем и кровью. Горбунов подтягивал рыбу к для себя. Говард кинулся ему на помощь. Схватив дораду Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 за голову чуток ниже плавников, он поднапрягся и перевалил ее через борт плота.
     Длиной около метра рыба забилась в предсмертном страхе. Но не это было жутко. Гарпун пробил дораду насквозь, и Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 сейчас своим острием мог пропороть камеру пола.
     Говард выхватил ножик и всадил клинок в дораду. Нажал, ощутил под рукою сопротивление позвонков, нажал еще посильнее и проломил-прорезал хребет. Дорада выгнулась последний Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 раз и затихла.
     Андрей вызволил острие гарпуна. Он тяжело дышал, и это было понятно: вес дорады был не меньше 10 кг.
     Сейчас у их была свежайшая еда. И не только лишь еда. Можно не глядеть Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 на часы.
     – Я сам, – произнес Говард. – Отдохни.
     Он подложил под рыбину фанерную разделочную доску и сделал на боку дорады несколько V-образных надрезов. Минут через 10 в ранах накопилось достаточно Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 много прозрачной, чуток отливающей янтарем воды. Говард припал к надрезам губками и втянул ее в себя. Прошло еще 10 минут, и жидкость выступила опять.
     – Сейчас ты.
     Горбунов тоже напился, после этого взял у Говарда спринг-найф Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, перевернул дораду и стал вспарывать ей брюхо.
     Печень рыбы – отменное лакомство – Андрей разрезал точно напополам. С торопливым удовольствием Говард проглотил свою часть – мигом, за секунду. Горбунов поступил по другому Илья  Варшавский Теоретик - страница 7: он откусывал по куску и смаковал его, перекатывая во рту.
     Говард обозвал себя за торопливость и сдернул с купола прожаренную солнцем рубаху Андрея. Вобщем, на данный момент эту вылинявшую, истерзанную ветром тряпку именовать рубахой можно Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 было только в память о том, чем она была когда-то.
     Горбунов стал вырезать и ложить внутренности дорады на ткань. Покончив с этим, он посодействовал Говарду собрать концы ткани в кулак. Дальше Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 предстояло, как через сито, аккуратненько отжать содержимое получившегося мешка в банку. Заняло это практически полчаса. В конечном итоге вышло по три глотка на брата.
     Позже они съели смешавшуюся и слипшуюся в кашу Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 требуху.
     Насытившись – сейчас для этого ему было надо всего ничего, – Говард вытер губки. До чего же смачно! Самое время расслабиться. Он придвинулся к борту. В складке тента у него был Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 припасен окурок. Говард достал зажигалку – просохнув, она не стала привередничать на 2-ой денек дрейфа – и осторожно прикурил. Сделал три затяжки – легких, чтоб исключительно в голову стукнуло, и здесь же, намочив палец, затушил Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 сигарету. У него их осталось всего три, а в том, чтоб покурить после пищи, он для себя не мог отказать. Вот и приходилось по способности растягивать наслаждение.
     Горбунов меж тем продолжал разделывать Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 дораду. Этот процесс с скоплением опыта был доведен ими до совершенства. Мясо они порезали на ломтики, нанизывали их на капроновый шнур и раскладывали на куполе для подвяливания. Здесь принципиально было не упустить Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 момент, когда ломтики следовало убрать с солнцепека, по другому они преобразовывались в каменной твердости палочки, которые ни раскусить, ни прожевать. Очевидно, палочки эти не выбрасывались, а заботливо складывались «про темный день» в один из Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 «веллингтонов» Говарда. В другом сапоге хранились те ломтики, что были применимы для каждодневного потребления.
     Мясо дорады было приятным на вкус, хотя и не так, как у летучей рыбы. Спасаясь от плотоядных дорад Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, чья скорость может достигать пятидесяти узлов в час, летучие рыбы, развернув плавники, выскакивали из воды и планировали над волнами. А вдогонку за ними, красуясь аквамариновой расцветкой и длинноватым плавником, практически Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 доходящим до броского, сверкающего желтоватыми перьями хвоста, мчались их злейшие неприятели. Не раз летучие рыбы ударялись о купол плота и падали в воду – на экзекуцию дорадам, но два раза они доставались оказавшимся более расторопными Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 людям.
    
     И уж, во всяком случае, дорады были в тыщу раз вкуснее спинорогов. Эти маленькие – менее 20 5 см в длину – уроды, с вызывающе торчащим перед спинным плавником шипом-рогом, целыми стайками вились вокруг Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 плота.
     О возникновении спинорогов они узнали на восьмой денек по легким ударам по днищу плота. К этому времени оно успело значительно обрасти водными растениями, посреди которых основались крошечные рачки, именуемые Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 «морскими уточками». Приправленные морской растительностью, эти рачки составляли основной рацион спинорогов. Это событие и делало уродов вожделенной добычей.
     В мясе хищных дорад довольно протеина, зато оно бедно витаминами, которые содержатся в Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 фотосинтезирующих организмах и тканях рыб, питающихся водными растениями. Естественно, пока Андрею и Говарду цинга не угрожала – ее 1-ые симптомы появляются на сороковой денек, – но белковую диету, немного приправленную имевшимися на плоту продуктами, все таки Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 было надо варьировать. Говард пробовал собирать фитопланктон – прозрачные шарики поперечником в несколько мм. Для этого, за неимением наилучшего, он попробовал использовать свои носки, вывесив их за борт. К утру снутри носков набралось Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 малость очень полезной слизи, которую, как досадно бы это не звучало, ни он, ни Андрей не смогли вынудить себя проглотить. Потому нужную «витаминную добавку» они получали от спинорогов. Мясо их, укрытое воистину Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 носорожьей жесткости кожей, было полностью несъедобным – считается даже, что им можно отравиться, – а вот внутренности оказались даже очень ничего.
     Спинорогов Андрей навострился лупить острогой, тогда как дорад большей частью ловил на Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 крючок, используя для наживы останки их же товарок, так как спинороги не завлекали дорад ни в живом, ни в расчлененном виде.
     В денек Горбунову обычно удавалось выловить одну рыбу, и раз в два Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 денька их припас крючков уменьшался на одну штуку. Невзирая на то что к леске Андрей поначалу привязывал металлической поводок с карабином на конце и уже на него цеплял крючок, дорады без особенных трудов Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 расправлялись со снастью. Сталь поводка была им не по зубам, потому они устраивали в воде истинное светопреставление и обрывали леску. Когда крючков осталось всего три, Андрей решил отрешиться от обыденного Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 ужения в пользу острожной охоты.
     Говард не стал спорить. В принципе, он был согласен с русским, тем паче что конкретно Горбунов – у него это выходило лучше – занимался рыбалкой. Его покоробило другое Илья  Варшавский Теоретик - страница 7: Андрей с ним не посоветовался. Хотя бы ради приличия он был должен это сделать.
     На взор Говарда, российский в принципе не отличался особенным тактом. Время от времени он бывал оскорбительно резок, иногда неостановимо словоохотлив либо Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 же, напротив, замыкался внутри себя, часами не произнося ни слова. И чем далее, тем недочеты Горбунова проявлялись все явственней.
     – Ты мне поможешь либо как? – неприязненно спросил Горбунов. Он уже заканчивал Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 препарировать дораду и сейчас шилом «викторинокса» делал в ломтиках дырки.
     Говард не стал отвечать в том же тоне – вот еще! хотя мог бы и хотелось, – он вообщем ничего не ответил. Подчеркнуто расслабленно он Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 убрал драгоценный окурок, погрузился на колени и принялся продергивать шнур через рыбные ломтики...
     Это было вчера, а сейчас в символ примирения Говард предложил вскрыть последнюю банку с фасолью. Он так и Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 произнес:
     – Если для тебя так охото...
     Российский поглядел исподлобья, дернул себя за ухо и молчком отвернулся. Говард побагровел от злобы. Да-а, достался ему напарник. Вот с Хьюэллом он всегда находил общий Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 язык.
    
     * * *
     Полицейские, навестившие Говарда в Плимуте, поведали, каким образом гражданин Соединенных Штатов Нельсон Хьюэлл оказался в их числе «подопечных».
     Программер не внял предупреждению Говарда и поплатился за это. Из Пензанса, в четком Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 согласовании со своими намерениями, Хьюэлл отправился в путешествие по Британии, воспользовавшись для этого самым демократичным методом передвижения на далекие расстояния – автостопом. Он «голосовал» у обочины, шлагбаумом вытягивая руку с оттопыренным ввысь огромным пальцем Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Желающих проехаться на дармовщинку тут было куда меньше, чем в Штатах, а отзывчивостью английские водители даже превосходили американских, потому за сравнимо недолговременное время Хьюэлл смог изъездить чуть ли не всю Британию. Он даже Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 побывал в Эдинбурге и у озера Лох-Несс, где практически неделю пялился в подзорную трубу на недвижное зеркало озера, надеясь, что узреть Несси во всем ее великолепии повезет конкретно ему. Но ящер Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 времен юрского периода не показал ни головы, ни хвоста, и разочарованный Хьюэлл покинул разноязыкое становище увешанных фотоаппаратами охотников за старыми пресмыкающимися.
     Дальше путь его лежал на юг, так как туда Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 направлялся грузовик-рефрижератор, шофер которого разлюбезно согласился подвезти южноамериканского путника. Так Хьюэлл оказался в столице Уэльса.
     Кардифф оказался сонным, аккуратненько причесанным городом, обитатели которого вели себя так, как будто впереди у Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 их – вечность, почему спешить некуда и незачем. В парках, над которыми витал запах чипсов, было пестро от деток, страдающих лишней полнотой, за которыми надзирали их мамы, страдающие полнотой в еще большей степени.
     Хьюэлл оглядел местные Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 достопримечательности, числом скромнее, ежели в столице Шотландии, и совершенно было собрался навести стопы в сторону Лондона – самое сладкое из британского пирога он оставил на закуску, – но здесь все его планы, как Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 сошедший с рельсов поезд, покатились под откос.
     По улице шла масса нестройно галдящих людей. Над их головами в такт шагам подрагивали плакаты с глумливыми обвинениями и угрожающими требованиями. Это было Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 так знакомо Хьюэллу и так внезапно, что он пристроился к девице, неистово размахивавшей флагом, и осведомился, какие цели преследуют манифестанты. Женщина проинформировала его:
     – Мы боремся за либерализацию иммиграционного законодательства и беспрепятственное радушие.
     – А если поординарнее Илья  Варшавский Теоретик - страница 7?
     Женщина посмотрела на него с сожалением и объяснила, что Великобритания, по их воззрению, должна предоставлять убежище всем, кто бы о нем ни попросил. И никакой экстрадиции, так как на родине Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 злосчастных ожидают пытки и пристрастный трибунал.
     – Уголовным правонарушителям тоже?
     – Лучше ошибиться в одном случае, чем исключить ошибку, захлопнув двери

перед всеми – и правыми, и виновными.
     Хьюэлл кивнул, он был согласен.
     – Давайте Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 я понесу, – предложил он.
     Женщина с облегчением вручила ему флаг.
     Они прошли еще несколько кварталов и тормознули. Далее дороги не было. Точнее, она была, но была и преграда в виде шеренги плечистых юношей с Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 идиентично неприветливыми лицами. Еще у юношей были идиентично чисто выбритые головы.
     Полицейские, дисциплинированно сопровождавшие демонстрацию, пребывали в задумчивости. Пока у их не было оснований вмешиваться, к примеру, встать цепочкой меж идеологическими противниками Илья  Варшавский Теоретик - страница 7; но с другой стороны – вроде бы их бездействие не обернулось неудачой.
     Обернулось. Из-за Нельсона Хьюэлла.
     Привыкший в Чикаго ко всему, в том числе к провокациям скинхэдов, он выступил вперед и Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 направился к шеренге бритоголовых. Флаг с надписью «Англия для всех» гордо реял над ним.
     – Грязный ниггер, убирайся в свою Африку, – неосмотрительно кликнул один из обритых.
     Неосмотрительно – так как Хьюэлл был очень близко, чтоб не Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 ответить ударом на оскорбление. Он и ответил, отправив обритого в нокаут. На него прыгнули сзади, вцепились в шейку, но Хьюэлл повел плечом и непосредственно освободился от ноши. «Ноша» свалилась Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 на асфальт и запричитала.
     Позже на него кинулись сходу несколько бритоголовых, так что Хьюэлл был обязан, не полагаясь на кулаки, начать действовать древком. Мимоходом он заехал им по лицу безуспешно подвернувшегося полицейского и Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 даже не извинился при всем этом.
     О отвратительной стычке, в какой, кроме южноамериканского туриста, приняли роль несколько 10-ов как демократически, так и недемократически настроенных валлийцев, телевидение в тот же денек оповестило Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 всю страну. Короткий сюжет попал даже в каждодневный отчет канала «Евроньюс». Но если в Европе это в общем-то рядовое событие не достаточно кого заинтриговало, то в Британии оно стало темой № 1. Похоже, единственным, кто Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 об этом ничего не слышал, был Говард Баро.
     Плимутские полицейские просветили его на этот счет только в общих чертах. Подробности Говард вызнал позже, в Кардиффе, из уст самого Нельсона Хьюэлла Илья  Варшавский Теоретик - страница 7.
     Тот благодушествовал, шутил и казался всем удовлетворенным.
     – Для чего вы приехали, Говард? – спросил он после того, как они повстречались в комнате для свиданий и обменялись рукопожатием.
     – Они меня так испугали, эти «бобби Илья  Варшавский Теоретик - страница 7», что я поразмыслил, без моего присутствия здесь не обойтись.
    
     – Зря волновались. Все, что от вас требовалось, это заверить факт моего легитимного прибытия на землю Англии.
     – Да, но, судя по их словам, вам угрожает Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 тюремное заключение!
     – Это навряд ли. Если б не сломанный нос полицейского, я бы издавна был на свободе.
     – Какой нос?
     После чего Хьюэлл поведал Говарду о собственных приключениях, при этом в изложении программера все это Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 очень смахивало на смешной рассказ.
     – И что интересно, Говард, этот полицейский оказался солидным человеком. Он сам вытерпеть не может скинхэдов и на публике заявил, что никаких претензий ко мне не Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 имеет, тем паче что полицейское управление возместило ему все издержки на косметическую операцию. Но бюрократия есть бюрократия, машина вертится, бумажки пишутся, и уже ничего не зависит ни от меня, ни от этого достойного Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 валлийца. Все решит трибунал, а он в Великобритании на уникальность неповоротлив. Правда, по чей-то указке свернуть судебное разбирательство тут тоже нереально. И все таки мой вам совет, Говард: никогда не связывайтесь Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 с английской юриспруденцией!
     – Вы обращались в южноамериканское посольство?
     – Это сделали за меня. Приехал некий бюрократ, высокомерный, как британский лорд – видно, местный климат на него плохо действует, – и принялся меня отчитывать. Очевидно Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, я произнес все, что о нем думаю.
     – Представляю, как вы это сделали.
     – Слов я не выбирал, – подтвердил Хьюэлл.
     – Но почему вы за решеткой? Разве до суда вас не могли выпустить под залог либо поручительство Илья  Варшавский Теоретик - страница 7?
     – Могли, естественно. Понимаете, Говард, тут столько фондов, движений и ассоциаций, озабоченных охраной прав человека, что я мог бы сделать это уже через час после того, как меня доставили в участок. И это Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 кроме заступничества южноамериканского посольства. Но я отказался от их услуг.
     – Почему?
     – Так как мне и тут хорошо – отлично подкармливают, режим опять-таки. Шучу. Вот вы спрашивали меня, что я буду делать далее Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, ну, после моего путешествия. Я ответил, что займусь чем-нибудь стоящим, пусть и не приносящим других дивидендов, не считая ублажения. Вот я и помыслил, что своим пребыванием в этих стенках Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 вношу, так сказать, умеренную лепту в великодушное дело. Будоражу общественность. Персонифицирую делему.
     – Что?
     – Персонифицирую делему. Большая часть обычных людей понимают, что любые фашистские проявления мерзки. Но настоящей угрозы той же расовой Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 нетерпимости они не сознают, рассуждая на уровне теории. А здесь – реальный пример и определенный человек. Я, Нельсон Хьюэлл, вырываю их из мира абстракций. Я заставляю их мыслить и решать какие-то шаги, но главное все Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 таки – мыслить. А ведь конкретно такую задачку я для себя ставил, помните?
     Говард кивнул:
     – Означает, в моем ходатайстве об освобождении вы не нуждаетесь.
     – Не утруждайтесь. Но я рад, что вы приехали Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, Говард. О политике, естественно, побеседовать приятно, но гласить о ней день напролет – увольте. Поведайте лучше, как там «Снежинка»?
     Они провели вкупе два часа, позже пришло время обеда, и Хьюэлла увели. Сторожи обращались с Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 ним подчеркнуто учтиво.
     Говард покинул полицейское управление и отправился на вокзал, думая, что не так нередко ему везло в жизни на добротных людей, но уж если везло, то по-крупному Илья  Варшавский Теоретик - страница 7.
    
     * * *
     Утро 20 девятого денька дрейфа только одним отличалось от предшествующего – пропали дорады. Вчера они носились вокруг плота. Ночкой их тоже было много, о чем свидетельствовали фосфоресцирующие борозды в меркло мерцающем от излишка зоопланктона океане. Время Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 от времени дорады наносили сильные удары по днищу плота – играли.
     И вдруг они пропали.
     – Наверняка, испугались, – произнес Горбунов, смотря, как в отдалении режут волны два акульих плавника.
     – Саргасс тоже нет, – увидел Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 на это Говард.
     Саргассово море было далековато на северо-западе, но обрывки саргассовых водных растений до этого встречались им каждый денек.
     Они не знали наверное, что значит исчезновение дорад, точнее, догадывались Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, но из суеверия боялись озвучить свои гипотезы.
     Съев несколько вяленых рыбных палочек, они усмирили спазмы и рези в желудках, требовавших более обильной и калорийной еды. После чего выпили по глотку воды и Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 занялись делом: Андрей подтянул к для себя острогу, готовый отразить вероятное нападение акул, а Говард стал подкачивать камеры.
     Сначала пути они занимались этим только вечерами, когда воздух в баллонах сжимался. Но Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 на данный момент, когда выпускные клапаны в значимой степени утратили упругость, этим приходилось заниматься и по утрам. Полторы тыщи сжатий – таковой была норма. Благодаря этим каждодневным упражнениям ладошки их покрылись задубевшими мозолями.
     – Триста Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 шестьдесят 6, триста шестьдесят семь... – считал Говард.
     Баллоны медлительно обретали соответствующую упругость, а мускулы уже выли о пощаде. Очень не достаточно пищи, очень не много движений – мышцы начинали атрофироваться: издавна «спалив» имевшийся Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 жир, сейчас они пожирали самих себя.
     – ...тыща четыреста девяносто девять, тыща 500!
     Говард откинул «лягушку» и положил руку на баллон. Надавил. Завтра норму придется прирастить. Но завтра качать будет очередь Горбунова.
     Вялость не проходила. Говард Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 лег и стал глядеть в небо. Оно было голубым и бездонным. Но не мертвенным – несколько фрегатов и качурок парили высоко-высоко, ловя крыльями воздушные потоки.
     Лицезрев птиц 1-ый раз неделю вспять, Говард Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 обрадовался, сочтя это признаком близкой суши, и здесь же поделился своим открытием с Андреем. Но тот охладил его пыл: качурки встречаются в 5 тыщах миль от берега, а о фрегатах и гласить нечего – для Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 их океан дом родной.
     Плот покачивало, глаза слипались, и Говард не увидел, как задремал.
     – Эй! – окрикнул его российский.
     Говард вздрогнул, стал подниматься и вскрикнул от боли. Он забылся, упершись головой в бортовую Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 камеру там, где был шов. От жары клей размягчился, волосы прилипли к шву – и там остались.
     – Осторожнее нужно, – произнес Горбунов.
     – На себя взгляни.
     Андрей коснулся виска – вчера он тоже расстался Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 с клочком волос, дернул себя за ухо и огладил отросшую в месяц бороду. Судя по задумчивости во взоре, Горбунов прикидывал, стоит вступать в перепалку, и сделал вывод, что не стоит. Он поднял руку, призывая Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Говарда посмотреть в обозначенном направлении.
     На небе паслись «черные коровы» – шквальные тучи, а у горизонта громоздились кучевые облака. При этом не по всему горизонту, а в одном месте. Говарду не нужно Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 было разъяснять, что это значит. Там был сберегал! Только подогретый землей и поднимающийся ввысь воздух может устроить такую чехарду из туч. И «черные коровы» таковой правильной, верно очерченной формы встречаются только Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 поблизости суши.
     Течение несло плот как раз в ту сторону.
     – На данный момент бы радиобуй! – в сердцах воскрикнул Говард.
     – Не трави душу, – темно проговорил российский.
     Вправду, что толку пенять? Радиобуй был нем Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, как рыба. На двенадцатый денек пути они узрели вдали корабль. Запускать ракеты либо зажигать фальшфейеры было глупо – на таком расстоянии в простеганном солнечными лучами воздухе их все равно не увидели бы. Потому они включили Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 радиобуй, надеясь, что на корабле услышат их призыв о помощи.
     Лампочка на куполе не зажглась. Радиобуй молчал. Со злобы Андрей выпустил в небо две ракеты. Все зря. Через пятнадцать минут Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 корабль пропал из виду.
     Они ослабили крепления, сняли коробку с купола и только здесь увидели, что плафон, прикрывающий лампочку, расколот. Как такое случилось, когда, этого они не знали, да это их Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 в особенности и не занимало. Их тревожило другое: сколь разрушительное действие оказала вода, просочившаяся через патрон вовнутрь устройства.
     Говард вывинтил болты, поддел лезвием ножика крышку. Картина, представшая их взглядам, не оставляла колебаний Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, что с этого момента на радиобуй они могут не рассчитывать. Естественно, они попробовали вдохнуть в него жизнь, зачем разобрали тайваньскую «мыльницу», рассчитывая за ее счет поживиться радиодеталями. Но «мыльница» им ничем не Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 посодействовала. Вот если б у их был старый ламповый приемник, а не этот совершенный в собственной примитивности, не созданный для ремонта, а только для утилизации мусор! Но что об этом гласить...
     Полчаса спустя наиблежайшая Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 «черная корова» прошла совершенно рядом, оросив волны легким дождиком и пожалев для плота даже одной-единственной капли. Зато кучевые облака, кажется, приблизились. Либо Говарду это только чудилось: просто ему очень хотелось, чтоб Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 это было так.
     Глаза резало от напряжения, в их как будто насыпали песка – но откуда тут песок? Говарду было горячо. Так нестерпимо горячо ему было исключительно в Кувейте.
    
     * * *
     Это было истинное пекло.
     Никто Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 не обещал им легкой прогулки, но сами они не сомневались, что пройдут победным маршем до самой границы с Ираком. А при наличии приказа – и далее.
     Что по-настоящему волновало морских пехотинцев Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, так это жара. И опаски их оправдались сполна: столько градусов Говарду на собственной шкуре еще испытывать не доводилось. Дышать было нечем; пыль покрывала стекла защитных очков, их приходилось поминутно протирать; у плеч, там Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, где ремни бронежилета плотно прилегают к телу, уже на 2-ой денек появились кровавые пузыри.
     В особенности тяжело приходилось на марше. Томные «хаммеры» с пулеметом в кузове не были снабжены кондюками Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, а откидывать бронированные щитки и опускать стекла они не решались после того, как в 1-ый же денек после посадки некий фидай – фанатик-смертник, готовый пожертвовать собой во имя Аллаха, – отдал очередь по кабине идущего Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 впереди колонны автомобиля. Никого, правда, не зацепило, но здесь же последовало руководящее указание впредь передвигаться с соблюдением всех мер предосторожности. А того фидая пулеметными очередями превратили в фарш...
     На 4-ый Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 денек сержанта Болтона и рядового Баро отправили в дозор. Они должны были разведать, так ли свободна впереди дорога, как это указывает аэрофотосъемка.
     – Есть, сэр!
     Они оборотились и направились к собственному «Хаммеру Илья  Варшавский Теоретик - страница 7».
     – Запаримся, – произнес Матти.
     – Еще как запаримся, – отозвался Говард.
     Шоссе было щербатым, с выбоинами, колдобинами и редчайшими свежайшими воронками. Они миновали несколько домов, которые до вторжения Хусейна, видимо, принадлежали безбедным кувейтцам. Заборы были Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 испещрены отметинами от пуль, стекла выбиты. Очаровательные некогда садики, обильно орошаемые из водопровода, и совсем представляли жалкое зрелище. Пустыня, не чувствуя сопротивления, вновь заявляла свои права на все, что находилось на ее местности.
     И Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 никого, ни одной живой души.
     Первого человека они узрели в километре от окраины. Человек стоял на коленях, заложив руки за голову. На асфальте перед ним лежал автомат Калашникова.
     Говард принял Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 левее и объехал иракского бойца, готового сдаться на милость фаворита.
     – Приостанови, – отдал приказ Болтон, взглянув в боковое зеркало.
     Говард тоже поглядел в зеркало. Боец успел подняться с колен, подобрать автомат и сейчас стабильным шагом направлялся Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 в сторону брошенного поселка.
     Болтон открыл дверь и пробился наружу. Приложил к плечу М-16 и выстрелил. Пуля чиркнула по асфальту, выбив искры у самых ног бойца. Тот отскочил в сторону Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 и побежал.
    
     – Так лучше. – Матти забрался назад в кабину. – А то идет для себя расслабленно, ничего не опасается.
     – Наверняка, утомился страшиться. – Говард включил передачу и тронул «Хаммер» с места.
     Болтон передвинул защитные Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 очки на лоб:
     – Утомился не утомился, а побежал все-же. Жизнь дороже ужаса.
     Скоро они узрели еще троих иракцев, стоявших на коленях с поднятыми руками. За их спинами дымил подбитый танк. Дым подымался к Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 небу, чтоб раствориться там в грязном мареве. Взорванные нефтяные скважины навечно окрасили его в багряно-серые тона.
     «Хаммер» промчался мимо, не сбавляя скорости, но уже через два километра Говарду пришлось затормозить. Поперек Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 дороги стоял грузовик с пробитыми скатами.
     – Объезжай, – скомандовал Болтон.
     Говард выехал на обочину, и здесь «Хаммер» подбросило взрывом. Сплошной бронированный пол защитил находившихся в автомобиле людей, но из-под капота появились языки Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 пламени, запахло подгоревшей проводкой, в всякую секунду мог подорваться бензобак.
     Дверь Говарда заклинило, и ему пришлось перелезать на сторону сержанта, который уже покинул кабину и сейчас, припав на колено, водил Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 дулом М-16, готовый стрелять во все движущееся, но не стрелял – не лицезрел цели.
     В конце концов Говард ступил на подножку, прыгнул и звучно застонал от боли.
     – Что? Где? – обернулся к нему Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Болтон.
     – Ногу... подвернул... – выжал Говард.
     Сержант схватил его под руку и поволок за собой. Они успели прилично отдалиться от «Хаммера», когда раздался звучный хлопок и над автомобилем вспух пламенный шар.
     Ни в брошенном грузовике Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, ни за ним очевидно никого не было, так как если б там кто-то скрывался, то не упустил бы способности пристрелить окаянных самодовольных янки, которые на данный момент представляли собой Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 безупречную мишень.
     Рация погибла совместно с автомобилем, связаться с колонной они не могли, потому у их был бедный выбор: либо дожидаться ее подхода, либо двигаться ей навстречу.
     – Будем ожидать, – объявил свое решение сержант Илья  Варшавский Теоретик - страница 7.
     И здесь запели пули. Иракцы, которых они лицезрели у горевшего танка, маленькими перебежками приближались к ним, экономично стреляя из пистолетов.
     Говард ответил очередью. Иракцы залегли.
     – Они возьмут нас в кольцо, – произнес Болтон. – Ползти Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 сможешь?
     – Да. Но... Трое против двоих, силы практически равные. К тому же, у их только пистолеты.
     – У их могут быть гранаты. И они фанатики. Если кинутся, их пулей не остановишь Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Себя подорвут и нас прихватят. Давай вперед, я прикрываю.
     Говард распластался на земле и пополз, приметив впереди небольшой холм, который может послужить им укрытием. За его спиной Матти Болтон сыпал маленькими очередями Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, не позволяя иракцам поднять головы.
     Добравшись до холма, за которым нашлось и маленькое углубление, Говард положил автомат на его край, как на бруствер, и кликнул:
     – Отходи, Матти!
     Из-за клубящейся пыли Говард Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 не лицезрел, куда стреляет, он знал только ориентировочное направление, но возлагал надежды, что враг не станет подниматься во весь рост, боясь напороться на случайную пулю.
     Болтон добрался до него живым и невредимым. Но дышал сержант Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 тяжело, а на его форменной куртке появились черные пятна пота.
     И опять у их было два варианта: отходить далее в пустыню или закрепиться в этом импровизированном окопчике и затеять перестрелку, чтоб Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 в конце концов узнать, у кого тверже рука и точнее прицел – у их либо у иракцев.
     – Ползти сможешь? – повторил собственный вопрос Болтон.
     – Смогу.
     Выстрелов не было. Говард победил метров 100, когда его догнал Матти Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Сержант принудил его подняться, потом, ухватив за ногу и за руку, взгромоздил на свои плечи. И потрусил по пустыне.
     Они выкарабкались к своим только к вечеру, одолев с десяток км. На Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Болтона было страшно глядеть. Черты лица его заострились, губки были прокушены, на их запеклась кровь.
     Свалив Говарда на руки подбежавшим санитарам, сержант взял у 1-го из их фляжку с водой и Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 припал к ней. Вода бежала по его подбородку, стекала на бронежилет...
     Говард тоже напился. Он очень желал пить, а ранее отрешался поэтому, что Болтону вода нужна была больше, чем ему.
     Его выслали в лазарет Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 – кроме вывиха, у него еще оказались надорванными связки, а когда Говард сумел опять возвратиться в строй, «Буря в пустыне» уже победоносно закончилась.
     Морпехи купались в лучах славы и просто купались – их сняли Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 с передовой и переправили в начальную точку, на авианосец в Персидском заливе, где были и душевые, и даже маленький бассейн. Говарда повстречали почтительными шуточками, так как в их подразделении Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Баро был единственным пострадавшим во время боевых действий. Такое внимание сослуживцев Говарду было приятно.
     Сержанту Болтону полагалась медаль за спасение раненого, потому он пребывал в чудесном расположении духа и был не по Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 привычке разговорчив:
     – А иракцев тех, танкистов, мы так и не отыскали. Улетучились, гады. И мин на том участке дороги больше не было, саперы все обыскали.
     Говард слушал пристально, хотя по сути все это его Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 уже не много заинтересовывало. Это было прошедшее, там ему и место. Себе он уже все решил.
     По истечении договора подал рапорт об увольнении.
     Он никому не признался, что было настоящей Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 предпосылкой его нежелания оставаться в армии. Он сослался на банальность – рвение продолжить учебу в институте.
     «Жизнь дороже страха», – произнес Матти Болтон.
     Неясно произнес сержант, трудно, но так, что Говард много об этом задумывался Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. И сейчас мог бы добавить так же непонятно и убежденно: «Жизнь дороже всего. Но ужас посильнее жизни».
     Дело в том, что он ужаснулся. Очень ужаснулся.
     Много лет спустя, рассуждая, уничтожить Джозефа Марлоу либо Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 придумать какой-либо другой метод мщения, он накалывал себя: Говард страшился и поэтому не мог уничтожить, поточнее, убить-то он мог, но только с тем обязательным пугливым и подлым условием Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, что не будет за это призван к ответу. Таковой гарантии не было, и он выдумал операцию с компроматом.
     Ужас долгие и длительные годы неотступно аккомпанировал Говарда. Немножко отступил он после его решения уйти Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 из банка.
     Одиночные плавания на «Снежинке» тоже были вызовом ужасу. И тот опять отступил.
     После разговора с Хьюэллом в Кардиффе, драки в плимутском пабе, утраты яхты и рассказа Андрея о случившемся с ним в Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Петербурге, о его друге и его мщении за погибель друга, Говард прислушался к для себя и сообразил, что ужаса больше нет. Ужаса за себя, за свою жизнь, ужаса возмездия. Пожалуй, сейчас Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 он мог уничтожить. Если есть за что.
     И все таки лучше не инспектировать себя на крепкость.
    
     * * *
     К вечеру гряда туч уже громоздилась перед ними во всей собственной мощи. Они зачарованно Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 смотрели на нее и не могли отвести взор. Не говорили. Они вообщем не достаточно говорили в последние деньки. Наверняка, все было сказано в 1-ые.
     Нет, в 1-ые деньки им было не до досужей Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 трепотни. Темы были полностью определенные и касались головного – выживания. Они обустраивались на плоту, обучались ловить рыбу и обуздывать аппетит. Это уже позже, когда океан заштилел до неподвижности, а полная лишений жизнь Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 не стала поражать и ужасать, они стали проводить долгие часы в беседах. Поначалу это была просто трепотня ни о чем вперемешку с мемуарами, кто где бывал и что где едал. Говард, к примеру Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, поделился своими впечатлениями от кухни Карибских островов, также указал на существенную разницу меж рождественской индейкой, приготовленной в штате Северная Каролина, и индейкой из Южной Каролины. Андрей не остался в долгу, «отомстив» собеседнику сибирскими Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 пельменями и украинским борщом с пампушками. Говард чуть ли не захлебнулся слюной. Тогда она у него еще была...
     Некоторое количество дней они изводили друг друга кулинарными шедеврами, которые им довелось вкусить, но Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 потом, не сговариваясь, покончили с этим садомазохизмом. И также не сговариваясь, они стали заниматься некоторым подобием зарядки, обмениваясь познаниями в области боевых искусств и стараясь не растерять физическую форму.
     Равномерно меж ними Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 устанавливались все более доверительные дела, и как-то вечерком Андрей сказал Говарду о собственном друге Сашке и его подарке – бронзовой «мельнице». В ответ Говард сказал о собственной сестре Кристине и данной ей клятве Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. На последующий денек Андрей поведал о смерти друга, а Говард – о погибели Снежинки. А позже любой из их сделал последний шаг: российский вызнал о компьютерной атаке на Джозефа Марлоу, а Говард Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 – о взрыве катера в курортном местечке неподалеку от Петербурга. Вызнал – и не осудил Горбунова. Кто он таковой, чтоб судить? Бог? Он не Господь, но каждому воздается по делам его.
     Такая откровенность должна была Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 совсем сблизить их, связать надежно, и вдруг все пошло наперекосяк. Когда Говард унимал свое раздражение, пытаясь мыслить здраво, он соглашался с естественным: психика его не выдерживала непосильной нагрузки, она бунтовала, произвольно меняя Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 темное и белоснежное, сдвигала акценты, переворачивала все с ног на голову. Стоило Горбунову сделать хоть что-то не так, а он повсевременно делал все не так, Говард готов был поклясться Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, что не встречал более неуживчивого, самодовольного типа, чем этот российский.
     Горбунов, непременно, питал к нему те же чувства.
     Близость берега, надежда на спасение, которое стало не в принципе, а вправду вероятным, расчудесным Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 образом изменили их, поточнее, сделали прежними. Они смотрели на тучи, сливающиеся с ночной чернотой, и опять чувствовали то родство душ, какое испытали, исповедавшись друг дружке.
     – Ущипни меня, – вдруг произнес Андрей. – Я желаю Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 пробудиться. Либо у меня что-то с головой. Либо с очами. Ты ведь ничего не видишь.
     – Что я должен узреть?
     – Огнь.
     – Где?!!
     И здесь Говард увидел крохотную точку. Это была не звезда. Это Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 не был лунный блик на волне. Это был огнь – подмигивающий, зовущий.
     – Ты видишь? Либо это мне снится?
     – Вижу.
     Огонек мигнул и погас.
     – Это был маяк? – спросил Говард, напряженно всматриваясь в мглу – так Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, что у него заломило виски.
     – Не знаю. – Горбунов наклонился, а когда выпрямился, в руках у него была запечатанная банка с водой из неприкосновенного припаса. – Но мне кажется, это нужно отметить. Что бы Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 это ни было, это дело рук человечьих.
     Андрей сорвал жестяной язычок, прикрывающий горловину, и протянул банку напарнику.
     Вода была теплой, но без ставшего обычным привкуса соли. И она пьянила, как выдержанное вино Илья  Варшавский Теоретик - страница 7.
     – Закусить нужно, – произнес Горбунов, когда в банке не осталось ни капли воды.
     Говард достал фасоль, и они съели ее всю подчистую.
     – Это не рыбные палочки, – произнес Андрей. – Это еще лучше Илья  Варшавский Теоретик - страница 7!
     Огонек больше не возникал – наверняка, облака сгустились, прижались к воде, потому им не оставалось другого, как наслаждаться лунной дорожкой, вытянувшейся по воде. Позже и она пропала, так как небо больше затягивало тучами Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Может быть, это означало, что все они поближе и поближе к берегу. Либо нет...
     Когда рассвело, они узрели, что впереди – земля. Верхушки гор, покрытых зеленью, как и раньше скрывали тучи. Это был полуостров, очертания Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 еще 1-го угадывались в нескольких милях слева.
     Говард стал отвязывать лопасти весел. Шверты им больше не необходимы, а весла пригодятся.
     Через час они уже лицезрели буруны у прибрежных рифов. Волны Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 стали круче, беспорядочней, и это гласило о том, что линия дна подымается.
     – Нас сносит, – произнес Говард.
     Возвратимое течение, которое всегда находится у берега, становилось все посильнее, сказываясь на дрейфе плота.
     – Начали! – скомандовал Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Андрей.
     Они погрузили лопасти весел в воду и стали грести, направляя плот к берегу.
     Грести было тяжело, неловко, а плот слушался плохо, и все таки они приближались к рифам. За ними была тихая Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 вода и обрывистый сберегал.
     Плот трясло все посильнее. Они изнемогали, но продолжали в том же темпе взмахивать веслами.
     – Вон проход! – кликнул Говард, лицезрев полоску размеренной синей воды меж рифами.
     И здесь Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 же остался без весла. Железный ободок в месте крепления лопасти разорвался. Древко раскололось повдоль, и отскочившая узкая, как игла, и такая же острая щепка насквозь проткнула трицепс.
     Говард с удивлением смотрел на Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 текущую по руке кровь. Позже ухватил пальцами щепку. Деревяшка не поддавалась, пружинила. Говард потянул посильнее, и щепка выползла из мускулы. Кровь полилась посильнее, толчками.
     Горбунов стремительно открыл аптечку и достал жгут. Им он Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 перетянул руку Говарда, останавливая кровь, а позже занялся фактически раной.
     – Лучше греби, – морщась от боли, произнес Говард.
     – Успеется. – Андрей продолжал бинтовать. – Ну, вот и готово.
     Схватив весло, Горбунов стал лихорадочно грести. Плот завертелся на Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 месте. Российский погрузился на колени и начал загребать воду под плот, выбрасывая весло как можно далее вперед. Но эффективность таковой техники гребка оказалась очень низкой. Плот продолжало сносить.
     В Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 конце концов российский выдохся. Лицо его было красноватым от напряжения.
     Они в отчаянии смотрели, как мимо проплывает сберегал. Добраться до него вплавь – даже таковой способности у их не было.
     Говард сознавал, что не Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 управится с прибоем. Его разобьет о горы. К тому же повязка в воде ослабеет, и его кровь станет приманкой для акул, которые способны определять ее присутствие в воде в пропорции один к миллиону Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Сейчас с утра они опять лицезрели их спинные плавники, и Говарду не хотелось отыскать кончину в желудке тупой реликтовой хищницы, даже если к тому времени он уже не будет ничего Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 ощущать из-за расколотой о камень головы. Все равно не хотелось.
     Это если плыть вдвоем...
     Андрей поднял руки, переплел пальцы и потянулся так, что его лопатки соприкоснулись. Позже положил ладошки на плечи и Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 скачком развел локти – раз, другой, 3-ий. Похлопал себя по бедрам, по икрам, пошевелил ступнями.
     Следя за русским, Говард не испытывал ярости, только сожаление. Но здесь Горбунов распустил моток капронового шнура. Одним концом он Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 опоясал себя, другой привязал к петле на борту плота.
     – Нас протащит мимо вон той горы. Я доплыву до нее и подтяну плот.
     Гора, о которой гласил Андрей, была последней в цепочке рифов. Если Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 плот минует ее, полуостров остается у их за спиной, а впереди опять будет океан и эфемерная возможность пристать к другому берегу.
     – Осторожнее, – произнес Говард. А что еще он мог сказать?
     Андрей Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 перевалился через борт и поплыл, подлаживаясь под ритм волн и стараясь держаться наискосок против течения. Он плыл так, чтоб оказаться у рифа тогда, когда расстояние меж плотом и горой будет минимальным. Только Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 в данном случае у него будет довольно времени, чтоб взобраться на камень и закрепить веревку.
     Говард придерживал моток шнура и смотрел за Горбуновым. Тот уже был метрах в 12-ти от рифа Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Его голова подымалась и опускалась совместно с волнами. А рядом...
     – Андрей!
     Два неверной формы шара уверенным фордевиндом двигались наперехват пловцу. Это были физалии – медузы, почаще называемые «португальскими военными корабликами». Полупрозрачные сферы, заполненные газом Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 и расцвеченные фиолетовыми разводами, удерживали у поверхности длинноватые ядовитые щупальца. Сфера также была увенчана волнистым гребнем, действовавшим как парус: при приближении к берегу медуза поворачивалась и, как реальная яхта, подгоняемая ветром, уходила в Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 море.
    
     – Андрей!!!
     Горбунов обернулся, повинуясь истошному клику Говарда. Он не осознавал, что происходит. Завертелся на месте, возможно, готовый узреть плавник акулы. Его подняло на волне, и он отпрянул от оказавшейся Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 совершенно рядом физалии. Отпрянул как раз в сторону 2-ой.
     Говард представил, как вероломные щупальца обвивают ноги Андрея, как жалят кожу стрекательные клеточки...
     Российский скрылся под водой, вынырнул, забил руками по воде Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Стал отдирать от себя щупальца медузы. Позже опамятовался, опять рванулся к рифу, но – поздно: шнур натянулся, и плот сейчас оттаскивал Горбунова от горы. Буксировать его за собой Андрею было не по силам Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Он мог бы отвязать шнур, но заместо этого обернулся и махнул Говарду. Тот сообразил этот жест и стал выбирать шнур, стиснув зубы от боли, пронзающей забинтованную руку.
     Он посодействовал Андрею взобраться на плот. Ноги Илья  Варшавский Теоретик - страница 7, животик, плечи Горбунова покрывали красноватые полосы, точно его исстегали плетью.
     – Как ты?
     Андрей дрожащими руками открыл «викторинокс» и принялся соскребать с кожи комки слизи. При всем этом он витиевато бранился.
     – Нужно помыть, – произнес Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Говард.
     – Чем? – криво усмехнулся Горбунов, вытягиваясь на полу плота. – Вода нам еще пригодится.
     Говард поднял голову, чтоб кинуть прощальный взор на полуостров, и увидел, что они не одни в океане Илья  Варшавский Теоретик - страница 7. Огибая рифы, к ним шел белый катер. Это было так прекрасно – ничего привлекательнее он в жизни не лицезрел! – так чудесно, что несколько секунд Говард не мог вымолвить ни слова.
     – Андрей, – он оборотился к Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 Горбунову. – Катер!
     – Что?
     Горбунов приподнялся и свалился исполосованной медузой грудью на борт плота.
     – Мы тут! – завопил Говард. – Мы тут!
     Катер был уже совершенно близко. На его носу, держась за релинги, стоял Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 высочайший загорелый мужик и смотрел на плот. Лицо его было бесстрастно.
     Позже мужик оборотился и, видимо, дал приказ сбавить ход, так как мотор стал работать тише, а катер, на скорости приподнимавшийся над Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 водой, погрузился до ватерлинии.
     – Помогите! – кликнул Говард.
     Катер покачивался в нескольких метрах от плота. Мужик, голову которого прикрывал совершенно по-разбойничьи повязанный цветастый платок, продолжал сверлить измученных людей флегмантичным взором.
     – Вы Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 осознаете по-английски?
     Мужик молчал.
     – Hablar espanol? Parlez-vouz francais?
    
    
     Открылась дверь рубки, и на палубе появилась женщина с шикарными золотистыми волосами. Она была в бикини, и еще она немного покачивалась. Но Илья  Варшавский Теоретик - страница 7 волны в том были не повинны – винить следовало полупустую бутылку, которую Златовласка сжимала пальцами с ярко-красным маникюром.
     Мужик у релингов оборотился к ней и кратко что-то произнес. Женщина ему что-то ответила Илья  Варшавский Теоретик - страница 7.
     – Господи, на каком языке они говорят?! – вырвалось у Говарда.
     – На российском, – произнес Андрей.





imeetsya-nasledstvennaya-predraspolozhennost-k-nekotorim-vidam-opuholej-kazahi-boleyut-lejkozami-rezhe-russkih-v-odnih-mestah-prozhivaniya.html
imeetsya-sleduyushaya-informaciya-chislennost-zanyatih-90-mln-chelovek-chislennost-bezrabotnih-10-mln-chelovek.html
imeetsya-variacionnij-ryad-privedennij-v-tablice-nizhe.html